понедельник, 13 августа 2018 г.

12 августа 1955 года началось создание советского атомолета


В по­сле­во­ен­ное время мир по­бе­ди­те­лей был опья­нен от­крыв­ши­ми­ся ядер­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Причем речь идет не только об ору­жей­ном по­тен­ци­а­ле, но и вполне мирном ис­поль­зо­ва­нии атома. В США, на­при­мер, помимо атом­ных танков за­го­во­ри­ли о со­зда­нии даже таких бы­то­вых ме­ло­чей, как пы­ле­со­сы, ра­бо­та­ю­щие на цепной ядер­ной ре­ак­ции. 

В 1955 году глава ком­па­нии Lewyt обещал вы­пу­стить атом­ный пы­ле­сос в те­че­ние сле­ду­ю­щих 10 лет 

В начале 1946 года Со­еди­нен­ные Штаты, тогда еще будучи един­ствен­ной стра­ной с ядер­ным ар­се­на­лом, при­ня­ли ре­ше­ние о со­зда­нии са­мо­ле­та с атом­ным дви­га­те­лем. Но из-за неожи­дан­ных труд­но­стей работы про­дви­га­лись крайне мед­лен­но. Лишь девять лет спустя уда­лось под­нять в воздух са­мо­лет с ядер­ным ре­ак­то­ром на борту. По данным со­вет­ской раз­вед­ки, го­во­рить о пол­но­цен­ном пла­не­ре с атом­ным дви­га­те­лем го­во­рить было рано: сек­рет­ный объект дей­стви­тель­но осна­сти­ли ядер­ной уста­нов­кой, однако она не была под­клю­че­на к мо­то­рам и слу­жи­ла только для ис­пы­та­ний. 

Тем не менее де­вать­ся было некуда — раз аме­ри­кан­цы зашли так далеко, значит, и в СССР должны вести работы в том же на­прав­ле­нии. 12 ав­гу­ста того же 1955 года вы­хо­дит по­ста­нов­ле­ние Совета ми­ни­стров СССР №1561-868, пред­пи­сы­ва­ю­щее авиа­ци­он­ным пред­при­я­ти­ям начать про­ек­ти­ро­ва­ние со­вет­ско­го ато­мо­ле­та.

Ле­та­ю­щая «утка» М-60/М-30

Слож­ная задача была по­став­ле­на сразу перед несколь­ки­ми кон­струк­тор­ски­ми бюро. В част­но­сти, бюро А. Н. Ту­по­ле­ва и В. М. Мя­си­ще­ва должны были раз­ра­бо­тать ле­та­тель­ные ап­па­ра­ты, спо­соб­ные ра­бо­тать на ядер­ных си­ло­вых уста­нов­ках. А бюро Н. Д. Куз­не­цо­ва и А. М. Люльки по­ру­чи­ли по­стро­ить те самые си­ло­вые уста­нов­ки. Ку­ри­ро­вал эти, как и все прочие атом­ные про­ек­ты СССР, «отец» со­вет­ской атом­ной бомбы Игорь Кур­ча­тов. 


Игорь Кур­ча­тов 

Почему одни и те же задачи ста­ви­ли перед несколь­ки­ми КБ? Тем самым пра­ви­тель­ство хотело под­дер­жать со­рев­но­ва­тель­ный ха­рак­тер работы ин­же­не­ров. От­ста­ва­ние от США было при­лич­ным, по­это­му до­го­нять аме­ри­кан­цев надо было любыми путями.

Всех ра­бот­ни­ков пре­ду­пре­ди­ли — речь идет о про­ек­те го­су­дар­ствен­ной важ­но­сти, от ко­то­ро­го за­ви­сит без­опас­ность родины. По словам ин­же­не­ров, сверх­уроч­ная работа не по­ощ­ря­лась — она счи­та­лась нормой. Тео­ре­ти­че­ски ра­бот­ник мог уйти домой в 18 часов, однако кол­ле­ги смот­ре­ли на него как на по­соб­ни­ка врага народа. На сле­ду­ю­щий день можно было не воз­вра­щать­ся.

Сна­ча­ла ини­ци­а­ти­ву взяло на себя КБ Мя­си­ще­ва. Та­мош­ние ин­же­не­ры пред­ло­жи­ли проект сверх­зву­ко­во­го бом­бар­ди­ров­щи­ка М-60. Фак­ти­че­ски речь шла об осна­ще­нии уже су­ще­ство­вав­ше­го М-50 ядер­ным ре­ак­то­ром. Про­бле­ма пер­во­го в СССР сверх­зву­ко­во­го стра­те­ги­че­ско­го но­си­те­ля М-50 как раз за­клю­ча­лась в ка­та­стро­фи­че­ских топ­лив­ных «ап­пе­ти­тах». Даже при усло­вии двух до­за­пра­вок в воз­ду­хе 500 тон­на­ми ке­ро­си­на бом­бар­ди­ров­щик с трудом мог бы до­ле­теть до Ва­шинг­то­на и вер­нуть­ся об­рат­но.




Ка­за­лось, все во­про­сы должен был решить атом­ный дви­га­тель, га­ран­ти­ро­вав­ший прак­ти­че­ски неогра­ни­чен­ную даль­ность и дли­тель­ность полета. Несколь­ких грам­мов урана хва­ти­ло бы на де­сят­ки часов полета. Счи­та­лось, что в экс­трен­ных слу­ча­ях экипаж смог бы бес­по­са­доч­но бар­ра­жи­ро­вать в воз­ду­хе на про­тя­же­нии двух недель.

Са­мо­лет М-60 пла­ни­ро­ва­ли осна­щать ядер­ной си­ло­вой уста­нов­кой от­кры­то­го типа, скон­стру­и­ро­ван­ной в бюро Архипа Люльки. Такие дви­га­те­ли были за­мет­но проще и де­шев­ле, но, как впо­след­ствии ока­за­лось, в авиа­ции им было не место. 


Ком­би­ни­ро­ван­ный тур­бо­ре­ак­тив­но-атом­ный дви­га­тель. 1 — элек­тро­стар­тер; 2 — за­слон­ки; 3 — воз­ду­хо­вод пря­мо­точ­но­го кон­ту­ра; 4 — ком­прес­сор; 5 — камера сго­ра­ния; 6 — корпус атом­но­го ре­ак­то­ра; 7 — теп­ло­вы­де­ля­ю­щая сборка


Итак, в целях без­опас­но­сти ядер­ную уста­нов­ку надо было рас­по­ло­жить как можно дальше от эки­па­жа. Хво­сто­вая часть фю­зе­ля­жа под­хо­ди­ла лучше всего. Там пред­по­ла­га­лось раз­ме­стить четыре атом­ных тур­бо­ре­ак­тив­ных дви­га­те­ля. Далее на­хо­дил­ся бом­бо­от­сек и, на­ко­нец, кабина эки­па­жа. Пи­ло­тов хотели по­ме­стить в глухую свин­цо­вую кап­су­лу весом 60 тонн. Ком­пен­си­ро­вать от­сут­ствие ви­зу­аль­но­го обзора пла­ни­ро­ва­лось с по­мо­щью ра­дио­ло­ка­ци­он­ных и те­ле­ви­зи­он­ных экра­нов, а также пе­ри­ско­пов. Многие функ­ции эки­па­жа воз­ла­га­лись на ав­то­ма­ти­ку, а впо­след­ствии пред­ла­га­лось и вовсе пе­ре­ве­сти ап­па­рат на пол­но­стью ав­то­ном­ное бес­пи­лот­ное управ­ле­ние. 



Кабина эки­па­жа. 1 — при­бор­ная панель; 2 — ка­та­пуль­ти­ру­е­мые кап­су­лы; 3 — ава­рий­ный люк; 4 — по­ло­же­ние крышки люка при входе и выходе из кабины и ка­та­пуль­ти­ро­ва­нии; 5 — свинец; 6 — гидрид лития; 7 — привод люка 

Из-за «гряз­но­го» типа ис­поль­зу­е­мых дви­га­те­лей об­слу­жи­ва­ние сверх­зву­ко­во­го стра­те­ги­че­ско­го бом­бар­ди­ров­щи­ка М-60 надо было осу­ществ­лять с ми­ни­маль­ным уча­сти­ем людей. Так, си­ло­вые уста­нов­ки должны были «цеп­лять» к са­мо­ле­ту прямо перед по­ле­том в ав­то­ма­ти­че­ском режиме. За­прав­ка, до­став­ка пи­ло­тов, под­го­тов­ка во­ору­же­ния — все это тоже должны были делать «роботы». Ра­зу­ме­ет­ся, для об­слу­жи­ва­ния таких ато­мо­ле­тов тре­бо­ва­лась полная пе­ре­строй­ка су­ще­ству­ю­щей ин­фра­струк­ту­ры аэро­дро­мов, вплоть до за­кат­ки новых взлет­но-по­са­доч­ных полос тол­щи­ной не менее по­лу­мет­ра.

Из-за всех этих труд­но­стей проект со­зда­ния М-60 при­ш­лось за­крыть еще на этапе чер­те­жей. Вместо него пред­по­ла­га­лось по­стро­ить другой ато­мо­лет — М-30 с ядер­ной уста­нов­кой за­кры­то­го типа. Кон­струк­ция ре­ак­то­ра при этом была го­раз­до слож­нее, зато вопрос с за­щи­той от ра­ди­а­ции стоял не так остро. Са­мо­лет должны были осна­стить шестью тур­бо­ре­ак­тив­ны­ми дви­га­те­ля­ми, пи­тав­ши­ми­ся от одного ядер­но­го ре­ак­то­ра. В случае необ­хо­ди­мо­сти си­ло­вая уста­нов­ка могла ра­бо­тать и на ке­ро­сине. Масса защиты эки­па­жа и дви­га­те­лей была почти вдвое меньше, чем у М-60, бла­го­да­ря чему са­мо­лет мог нести по­лез­ную на­груз­ку в 25 тонн. 





Первый полет М-30 с раз­ма­хом кры­льев по­ряд­ка 30 метров был за­пла­ни­ро­ван на 1966 год. Однако и этой машине не суж­де­но было сойти с чер­те­жей и хотя бы ча­стич­но во­пло­тить­ся в ре­аль­но­сти. К 1960 году в про­ти­во­сто­я­нии авиа­ции и ра­кет­чи­ков на­ме­ти­лась победа по­след­них. Хру­ще­ва убе­ди­ли, что са­мо­ле­ты нынче не так важны, как раньше, а клю­че­вая роль в борьбе с внеш­ним врагом пе­ре­ш­ла к ра­ке­там. Как итог — сво­ра­чи­ва­ние почти всех пер­спек­тив­ных про­грамм по ато­мо­ле­там и ре­струк­ту­ри­за­ция со­от­вет­ству­ю­щих кон­струк­тор­ских бюро. Не минула эта участь и КБ Мя­си­ще­ва, ко­то­рое по­те­ря­ло статус са­мо­сто­я­тель­ной еди­ни­цы и было пе­ре­ори­ен­ти­ро­ва­но на ра­кет­но-кос­ми­че­скую от­расль. Но у авиа­стро­и­те­лей оста­ва­лась еще одна, по­след­няя на­деж­да.

До­зву­ко­вая «тушка»

Кон­струк­тор­ско­му бюро А. Н. Ту­по­ле­ва по­вез­ло больше. Здесь ин­же­не­ры па­рал­лель­но с «мя­си­щев­ца­ми» ра­бо­та­ли над соб­ствен­ным про­ек­том ато­мо­ле­та. Но в от­ли­чие от М-60 или М-30, это была на­мно­го более при­бли­жен­ная к ре­аль­но­сти модель. Во-первых, речь шла о со­зда­нии до­зву­ко­во­го бом­бар­ди­ров­щи­ка на ядер­ной уста­нов­ке, что было не в пример легче по срав­не­нию с раз­ра­бот­кой сверх­зву­ко­во­го са­мо­ле­та. Во-вторых, машину вообще не надо было изоб­ре­тать заново — для по­став­лен­ных целей го­дил­ся уже су­ще­ству­ю­щий бом­бар­ди­ров­щик Ту-95. Фак­ти­че­ски надо было лишь осна­стить его атом­ным ре­ак­то­ром. 

Андрей Ту­по­лев 

В марте 1956 года Совет ми­ни­стров СССР по­ру­ча­ет Ту­по­ле­ву начать про­ек­ти­ро­ва­ние ле­та­ю­щей атом­ной ла­бо­ра­то­рии на базе се­рий­но­го Ту-95. В первую оче­редь необ­хо­ди­мо было что-то делать с га­ба­ри­та­ми су­ще­ству­ю­щих атом­ных ре­ак­то­ров. Одно дело — осна­стить ядер­ной уста­нов­кой огром­ный ле­до­кол, для ко­то­ро­го фак­ти­че­ски не было массо-га­ба­рит­ных огра­ни­че­ний. Совсем другое — по­ме­стить ре­ак­тор в до­воль­но огра­ни­чен­ное про­стран­ство фю­зе­ля­жа. 


Ту-95 

Атом­щи­ки утвер­жда­ли, что в любом случае надо рас­счи­ты­вать на уста­нов­ку объ­е­мом с неболь­шой дом. И все же перед ин­же­не­ра­ми КБ Ту­по­ле­ва по­ста­ви­ли задачу — во что бы то ни стало умень­шить га­ба­ри­ты ре­ак­то­ра. Каждый лишний ки­ло­грамм веса си­ло­вой уста­нов­ки тянет за собой в виде защиты еще три лишних ки­ло­грам­ма на­груз­ки на са­мо­лет. По­это­му борьба велась бук­валь­но за каждый грамм. Ни­ка­ких огра­ни­че­ний не было — денег вы­де­ля­ли столь­ко, сколь­ко было нужно. Кон­струк­то­ру, на­шед­ше­му способ сни­зить вес уста­нов­ки, вы­пла­чи­ва­ли со­лид­ную премию.

В конце концов Андрей Ту­по­лев по­ка­зал ре­ак­тор раз­ме­ром с огром­ный, но все-таки шкаф, причем пол­но­стью со­от­вет­ству­ю­щий всем тре­бо­ва­ни­ям к защите. По ле­ген­де, авиа­кон­струк­тор при этом не без гор­до­сти заявил, что «домов на са­мо­ле­тах не возят», а глав­ный со­вет­ский атом­щик Игорь Кур­ча­тов сна­ча­ла был уверен, что перед ним только макет ре­ак­то­ра, а не дей­ству­ю­щий об­ра­зец. 


Атом­ный ре­ак­тор в недрах Ту-95 

В итоге уста­нов­ку при­ня­ли и одоб­ри­ли. Однако сна­ча­ла надо было про­ве­сти серию на­зем­ных ис­пы­та­ний. На основе сред­ней части фю­зе­ля­жа бом­бар­ди­ров­щи­ка на одном из аэро­дро­мов под Се­ми­па­ла­тин­ском по­стро­и­ли стенд с атом­ной уста­нов­кой. В ходе те­сти­ро­ва­ния ре­ак­тор вышел на за­дан­ный уро­вень мощ­но­сти. Как ока­за­лось, самая боль­шая про­бле­ма ка­са­лась не столь­ко ре­ак­то­ра, сколь­ко био­за­щи­ты и работы элек­тро­ни­ки — живые ор­га­низ­мы по­лу­ча­ли слиш­ком вы­со­кую дозу об­лу­че­ния, а при­бо­ры могли вести себя непред­ска­зу­е­мо. Решили, что отныне ос­нов­ное вни­ма­ние надо уде­лять не ре­ак­то­ру, ко­то­рый в прин­ци­пе был готов для ис­поль­зо­ва­ния в са­мо­ле­тах, а на­деж­ной защите от ра­ди­а­ции.

Первые ва­ри­ан­ты защиты были че­ре­с­чур гран­ди­оз­ные. Участ­ни­ки со­бы­тий вспо­ми­на­ют фильтр вы­со­той с 14-этаж­ный дом, 12 «этажей» ко­то­ро­го ухо­ди­ли под землю, а два воз­вы­ша­лись над по­верх­но­стью. Тол­щи­на за­щит­но­го слоя до­сти­га­ла по­лу­мет­ра. Ко­неч­но, найти прак­ти­че­ское при­ме­не­ние таким тех­но­ло­ги­ям в ато­мо­ле­те было невоз­мож­но.

Может, стоило вос­поль­зо­вать­ся на­ра­бот­ка­ми ин­же­не­ров КБ Мя­си­ще­ва и спря­тать экипаж в свин­цо­вой кап­су­ле без окон и дверей? Данный ва­ри­ант не под­хо­дил из-за раз­ме­ров и веса. По­это­му при­ду­ма­ли защиту со­вер­шен­но нового типа. Она пред­став­ля­ла собой по­кры­тие из свин­цо­вых плит тол­щи­ной 5 сан­ти­мет­ров и 20-сан­ти­мет­ро­во­го слоя из по­ли­эти­ле­на и це­ре­зи­на — про­дук­та, по­лу­ча­е­мо­го из неф­тя­но­го сырья и от­да­лен­но на­по­ми­на­ю­ще­го хо­зяй­ствен­ное мыло.


Уди­ви­тель­но, но бюро Ту­по­ле­ва уда­лось пе­ре­жить непро­стой для авиа­кон­струк­то­ров 1960 год. Не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря тому, что ато­мо­лет на базе Ту-95 был уже вполне ре­аль­ной ма­ши­ной, спо­соб­ной под­нять­ся в воздух на атом­ной тяге в бли­жай­шие годы. Оста­лось лишь про­ве­сти воз­душ­ные ис­пы­та­ния. 


В мае 1961 года в небо под­нял­ся на­шпи­го­ван­ный дат­чи­ка­ми бом­бар­ди­ров­щик Ту-95М №7800408 с ядер­ным ре­ак­то­ром на борту и че­тырь­мя тур­бо­вин­то­вы­ми дви­га­те­ля­ми мощ­но­стью по 15 000 ло­ша­ди­ных сил каждый. Атом­ная си­ло­вая уста­нов­ка не была под­со­еди­не­на к мо­то­рам — са­мо­лет летел на авиа­ке­ро­сине, а ра­бо­та­ю­щий ре­ак­тор пока нужен был для того, чтобы оце­нить по­ве­де­ние тех­ни­ки и уро­вень об­лу­че­ния пи­ло­тов. Всего с мая по август бом­бар­ди­ров­щик со­вер­шил 34 ис­пы­та­тель­ных полета.

Вы­яс­ни­лось, что в те­че­ние двух­днев­но­го полета пилоты по­лу­ча­ли об­лу­че­ние в 5 бэр. Для срав­не­ния, се­год­ня для ра­бот­ни­ков АЭС счи­та­ет­ся нормой об­лу­че­ние до 2 бэр, но не в те­че­ние двух дней, а за год. Пред­по­ла­га­лось, что в экипаж ато­мо­ле­тов будут вхо­дить муж­чи­ны старше 40 лет, у ко­то­рых уже есть дети. 

Ра­ди­а­цию вбирал в себя и корпус бом­бар­ди­ров­щи­ка, ко­то­рый после полета надо было изо­ли­ро­вать для «очист­ки» на несколь­ко дней. В целом ра­ди­а­ци­он­ную защиту при­зна­ли эф­фек­тив­ной, однако недо­ра­бо­тан­ной. Кроме того, долгое время никто не знал, как быть с воз­мож­ны­ми ава­ри­я­ми ато­мо­ле­тов и по­сле­ду­ю­щим за­ра­же­ни­ем боль­ших про­странств ядер­ны­ми ком­по­нен­та­ми. Впо­след­ствии ре­ак­тор пред­ла­га­лось осна­стить па­ра­шют­ной си­сте­мой, спо­соб­ной в экс­трен­ном случае от­де­лить ядер­ную уста­нов­ку от кор­пу­са са­мо­ле­та и мягко ее при­зем­лить.

Но было поздно — вне­зап­но ато­мо­ле­ты-бом­бар­ди­ров­щи­ки стали никому не нужны. За­бро­сать врагов чем-нибудь по­смер­то­нос­нее ока­за­лось го­раз­до удоб­нее и де­шев­ле с по­мо­щью меж­кон­ти­нен­таль­ных бал­ли­сти­че­ских ракет или неза­мет­ных атом­ных под­вод­ных лодок. Андрей Ту­по­лев, правда, не терял на­деж­ды по­стро­ить ато­мо­лет. Он рас­счи­ты­вал, что в 1970-х годах нач­нет­ся раз­ра­бот­ка сверх­зву­ко­вых атом­ных са­мо­ле­тов Ту-120, но этим на­деж­дам не суж­де­но было сбыть­ся. Вслед за США в се­ре­дине 1960-х СССР пре­кра­тил все ис­сле­до­ва­ния, свя­зан­ные с ато­мо­ле­та­ми. Ядер­ный ре­ак­тор еще пла­ни­ро­ва­ли ис­поль­зо­вать в са­мо­ле­тах, ори­ен­ти­ро­ван­ных на охоту за под­лод­ка­ми. Даже про­ве­ли несколь­ко ис­пы­та­ний Ан-22 с атом­ной уста­нов­кой на борту, но о преж­нем раз­ма­хе можно было только меч­тать. Несмот­ря на то, что в СССР вплот­ную по­до­шли к со­зда­нию атом­но­го са­мо­ле­та (по сути, оста­ва­лось лишь под­клю­чить ядер­ную уста­нов­ку к дви­га­те­лям), до мечты так и не до­тя­ну­лись.

Пе­ре­обо­ру­до­ван­ный и про­шед­ший де­сят­ки ис­пы­та­ний Ту-95, ко­то­рый мог стать первым в мире ато­мо­ле­том, долгое время стоял на аэро­дро­ме под Се­ми­па­ла­тин­ском. После снятия ре­ак­то­ра са­мо­лет пе­ре­да­ли в Ир­кут­ское во­ен­ное авиа­ци­он­но-тех­ни­че­ское учи­ли­ще, а в ходе пе­ре­строй­ки пу­сти­ли на ме­тал­ло­лом. 


По­след­ние сто лет авиа­ция играет на­столь­ко боль­шую роль в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства, что тот или иной проект за­про­сто мог бы пе­ре­вер­нуть раз­ви­тие ци­ви­ли­за­ции. Кто знает, воз­мож­но, пойди ис­то­рия чуть-чуть другим путем, и се­год­ня небес­ные про­сто­ры бо­роз­ди­ли бы пас­са­жир­ские атом­ные са­мо­ле­ты, ба­буш­ки­ны ковры уби­ра­лись бы пы­ле­со­са­ми на ядер­ной тяге, смарт­фо­ны до­ста­точ­но было бы за­ря­жать раз в пять лет, а к Марсу и об­рат­но пять раз в день кур­си­ро­ва­ли бы кос­ми­че­ские ко­раб­ли. Ка­за­лось, пол­ве­ка назад была решена слож­ней­шая задача. Вот только ре­зуль­та­та­ми ре­ше­ния так никто и не вос­поль­зо­вал­ся.



Комментариев нет:

Отправить комментарий